Готовый перевод 鬼咒 / Заклинатель духов: Глава 59

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Глава 59. Железный лемех

Увидев, что Дин Эрмяо вышел из палаты, Линь Сижо без колебаний последовала за ним. Се Цайвэй потопталась на месте, но в итоге, все же, осталась в комнате.

В больницах неизбежно обитает очень много блуждающих душ и душ тех, кому не приносят жертв. Хоть сейчас был день, но в тенистых местах Дин Эрмяо, все же, замечал пролетавших призраков. Он остановился в коридоре на седьмом этаже и усиленно всматривался вниз, надеясь, что ему повезет, и он обнаружит одного двух обиженных духов или злых демонов, затем поймает их и увеличит свою темную силу души.

«Чего стоишь тут как вкопанный?» - подошла Линь Сижо, искоса взглянула на лицо Дин Эрмяо и, не без издевки, сказала. – «По-моему, члены их семей не дадут согласия на твой план. В конце концов, это вопрос жизни и смерти, то, что люди беспокоятся – это нормально. Раз уж ты последователь Маошань, почему не носишь даосское одеяние и даосскую шапку, не размахиваешь метелкой? Будь ты в таком образе, все бы сразу кричали «выдающийся человек за пределами людского мира»! Что бы ты ни сказал, всему бы верили. А ты одет, как какой-то древний реликт, да еще такой молодой, кто тебе поверит?»

Дин Эрмяо издал смешок: «Почему я стою здесь? Если они захотят прислушаться к моим словам, то я постараюсь для них. Если не захотят, то я отдохну. Да, если два этих охранника умрут, меня не привлекут к ответственности через суд, а души умерших не станут преследовать меня. Император не станет волноваться о смерти старшего евнуха, разве я неправ?»

«Так значит ты у нас старший евнух? Простите за невнимание, прошу евнуха не обижаться!» - Линь Сижо заржал, как совсем не подобает добродетельной леди, это заставило снующих по коридору медсестер и врачей обернуться на нее.

Дин Эрмяо странно посмотрел на Линь Сижо и вдруг искривил губы в усмешке: «Старшая сестра, тот, кто не ведет расследования, не имеет права голоса. Иначе ты…»

Он не успел договорить, Линь Сижо выбросила вперед ногу, целя в пах, Дин Эрмяо уклонился.

Раздался стук каблуков, подошла Се Цайвэй, встала перед Дин Эрмяо и едва заметно покачала головой: Эрмяо, члены семей охранников не соглашаются выписываться из больницы, и еще… Врачи тоже не согласны».

Дин Эрмяо понял, не только члены семей пациентов против, вероятно, Се Гожень тоже не осмеливается идти на такой риск. Что ни говори, а он сам еще слишком молод и не сделал себе имени, чтобы другие люди могли оценить его по достоинству.

«Ладно, сначала понаблюдаем, в крайнем случае, придумаю другой способ». - Дин Эрмяо посмотрел на Се Цайвэй и сказал. – «Старшая сестра Цайвэй, мне нужно с этой старшей сестрой-полицейским отправиться в Зал Гражданской Панихиды, когда разберусь там со всем, то вернуть на стройплощадку».

Се Цайвэй улыбнулась и кивнула, попрощавшись, она наблюдала, как Дин Эрмяо и Линь Сижо направились к лифту.

Не знаю, откуда доставляли гроб почтенного Ханя, но уже было 12, а его еще не привезли. Линь Сижо ничего не оставалось, кроме как найти поблизости от Зала Гражданской Панихиды кафе и вместе с Дин Эрмяо отправиться туда, чтобы есть и ждать.

После еды Дин Эрмяо позвонил почтенному Ханю, чтобы узнать, когда привезут гроб.

Ответ почтенного Ханя почти заставил Дин Эрмяо плеваться кровью. Старик сказал, что плотник еще изготовляет гроб. Дин Эрмяо уже был готов вспыхнуть, но почтенный Хань добавил, что горб точно доставят до заката.

К счастью, здесь была красавица Линь Сижо, потому для Дин Эрмяо время не тянулось слишком медленно. Он дурачил Линь Сижо своими цветистыми речами, гадал по ее лицу и, действительно, восхищался Линь Сижо.

Наконец, после четырех часов дня деревянный гроб доставили. Кедровая доска, стандартный размер. Он не был лакирован, только белая гробовая доска. Естественно, отсутствие лака не было халатностью почтенного Ханя, а требование Дин Эрмяо.

Линь Сижо, пользуясь своим положением офицера полиции, уже давно согласовала это с руководством Зала Гражданской Панихиды, и гроб успешно внесли в морг. Дин Эрмяо потащил Линь Сижо в морг, оглядываясь по сторонам и делясь впечатлениями: «Лучше умереть, чем жить, настоящий ад!»

«Почему лучше умереть, чем так жить?» - шепотом спросила Линь Сижо. – «Тебе не нужно так близко все к сердцу принимать, это дело еще не закончено, людям нужна помощь».

Дин Эрмяо не обратив внимания на ее слова, а указала на полки с трупами вокруг: «Взгляни, все эти покойники лежат в комнате с кондиционерами, эти условия намного лучше, чем у многих живых людей. Разве смерть тогда не предпочтительнее?»

Несколько работников зала внесли гроб и, глядя на Дин Эрмяо, один из них прошептал: «На обдувание покойников кондиционером тоже уходят деньги, на них тратится намного больше денег, чем на живых».

На парковке нужно платить за стоянку, в морге нужно платить за пребывание трупов, каждый землянин об этом знает.

Дин Эрмяо сверкнул глазами: «Эй-эй-эй, я, если так выразиться, успокаиваю этих мертвецов, заставляю их чувствовать себя хорошо, по-настоящему уснуть здесь. Будь осторожен со своей болтовней, сегодня вечером скупые призраки могут прийти к тебе домой, чтобы наслаждаться прохладой от твоего кондиционера».

Служащие тут же закрыли рты, на их лицах отразился испуг. В своих сердцах они решили вознести благодарность предкам Дин Эрмяо до 18 колена.

Не смотря на то, что сотрудники Зала Гражданской Панихиды были очень смелыми, но для них тоже существовало предел. В особенности, после события, когда прошлой ночью сбежал почтенный Чжан, среди сотрудников ходили разные сплетни, они боялись даже шелеста травы и листьев, вдруг это окажется призрак.

Посреди морга было освобождено пространство. Дин Эрмяо велел четырем работникам сдвинуть две лавки и поставить на них гроб, ориентируя его на восток-запад. Скамьи были куплены в крестьянской семье в пригороде, у кого из городских жителей могла быть такая мебель.

Тело и голова почтенного Чжана были извлечены из мешка для трупов и помещены на стол. Затем похоронный гример пришил голову на место, и общими усилиями собравшихся, тело было перемещено в гроб.

«Хорошо, вы можете идти, заодно закройте дверь». – Обратился Дин Эрмяо к служащим Зала.

Несколько сотрудников не знали, каковы намерения Дин Эрмяо, но с ним находилась офицер Линь Сижо, потому все и его посчитали должностным лицом и не осмелились ослушаться. Все повернулись и вышли, закрыв за собой двери морга.

Сейчас в таком большом морге из живых людей остались только Линь Сижо и Дин Эрмяо. Холодный воздух обдувал их, холод проникал в кости, еще больше заставляя людей чувствовать, как в этих ужасных условиях шевелятся волосы.

«Эй, почему ты велел им уйти?» - недовольно спросила Линь Сижо.

Если бы те люди остались, то в большой компании она чувствовала бы себя храбрее, а не так мрачно. Сейчас, когда они остались вдвоем в окружении трупов, очень тяжело было заставить свое сердце не трепетать.

«Даосскую магию нельзя видеть обычным людям». – Самодовольно ухмыльнулся Дин Эрмяо. – «Кроме того, мы вдвоем в такой большой комнате, старшей сестре не кажется, что это очень романтично?»

«Романтично с призраками?» - от холода Линь Сижо обхватила свои плечи руками, и хоть обычно она говорил командным голосом, в этот раз зашептала. – «Быстрее берись за работу!»

Дин Эрмяо с безразличием на лице вынул красную нитку и протянул ее посредине через весь гроб, от изголовья до подножия. Затем вынул компас, поправил расположение, затем протянул руку и поправил голову почтенного Чжана, расположив ее так, чтобы красная нить пролегала точно вдоль его переносицы.

Потом Дин Эрмяо вынул купленные у почтенного Ханя чугунные опилки и насыпал их в зазоры рядом с телом почтенного Чжана.

«Первый шаг сделан. Подойди, старшая сестра, помоги накрыть гроб».

Дин Эрмяо позвал Линь Сижо на помощь, и два человека накрыли гроб крышкой. К счастью она не была тяжелой, 4-5 килограммов, и только.

Линь Сижо робко спросил: «На этом все?»

«Еще рано. Только что мы лишь помогли почтенному Чжану оставаться на месте и противостоять вредоносной Ци». - Говорил Дин Эрмяо, перебирая вещи в рюкзаке.

«Тогда… Эти чугунные опилки для чего?» - спросила Линь Сижо.

Дин Эрмяо выпрямился, в руках у него был отбивочный шнур: «Раз уж старшая сестра спрашивает, то я воспользуюсь свободным временем, и как следует все расскажу, чтобы старшая сестра получила информацию обо всех тайнах. Эти чугунные опилки - не обычные предельные чугунные опилки. Обычный предельный чугун, из него делают ножи, мечи, шурупы превосходного качества, но его нельзя использовать для разрезания вредоносной Ци, он не одолеет куродзуку. Если сдавать в утиль, то можно получить, по меньшей мере, 3-5 мао (в одном юане 10 мао (цзяо), прим. пер.)…»

Ранее, еще в горах, Дин Эрмяо видел пьесу Дворец Маньчжурского Императора, Чжэнь Хуаньти легко говорила экспромтом, владела этим умением в совершенстве.

«Говори по-человечески». – Сверлила его взглядом Линь Сижо.

Естественно, Линь Сижо прекрасно была знаком с умением Чжэнь Хуаньти, эта пьеса была хорошо ей известна, и она прекрасно знала, что с этим делать.

Дин Эрмяо вздохнул и рассмеялся: «На самом деле, это осколки предплужника, прослужившего более 20 лет. Лемех бурил землю и знает толк в «разрезании». Плуг – это металл, металл – самый главный из пяти элементов, без силы не сломать. Всегда и везде, нет такой нечисти, что не боялась бы его».

Линь Сижо скривила губы и задумалась, оказывается, схватить призрака очень просто, нужно лишь найти верную вещь.

Разобравшись с предплужником, Дин Эрмяо взялся за отбойный шнур и начал наносить линии на крышку гроба. Между черными линиями оставалось расстояние 1-2 сантиметра.

Закончив с прямыми линиями, Дин Эрмяо начал чертить горизонтальные, с каждой начерченной линией он бормотал тебе под нос: «У меня есть комната, половину комнату занимает царь Вращающий колесо (о Будде, правящем миром, прим. пер.). Время от времени выпускает он луч света, никакая нечисть не посмеет явиться!»

«Это заклинание?» - спросила Линь Сижо.

Дин Эрмяо покачал головой: «Нет, это народная рифмованная поговорка».

«Я видела по телевизору очень много изгоняющих призраков даосов, и все использовали отбойный шнур, чтобы воздействовать на призраков. Этот отбойный шнур, действительно, обладает такой большой силой?» - Линь Сижо нечем было заняться, кроме как стоять и волноваться, потому она задавала необычайно много вопросов.

«Обладает, определенно обладает. В том же году, когда плотник дед-наставник Лу Бань (покровитель плотников и строителей, прим. пер.) вступил в понимание Дао древесины, он изобрел отбивочный шнур и слесарный угольник, которые имели отгоняющий нечисть эффект. Великому Дао уже 3 000 лет, и в каждой отрасли, в каждой профессии были бессмертные, которые наши путь к спасению. Конфуций при помощи письма вступил в истинное Дао, Чжан Саньфэн (даосский мастер, прим. пер.) - при помощи боевого искусства… Их труды или оставшиеся рабочие инструменты обладают свойствами уничтожающими нечисть и изгоняющими духов».

В этот раз Дин Эрмяо не стал качать головой, а категорично утверждал:

«Поговаривали, что отбойный шнур Лу Баня мог разрезать дерево, и не нужно было использовать пилу. Где была нанесена линия, не нужно беспокоиться, что пила в этом месте не сможет разрезать дерево… Однако потом, отбойные шнуры его учеников уже не обладали такой большой мощью».

Линь Сижо не была вполне уверена, но по привычке продолжала спорить по пустякам: «Мифы и легенды не могут служить доказательствами».

Дин Эрмяо улыбнулся, и не стал больше ничего объяснять, продолжая чертить на гробе линии и бормотать рифмованную поговорку.

Вдруг Линь Сижо что-то вспомнила и спросила: «Эй, ты только что сказал, что в каждой отрасли, в каждой профессии были бессмертные, которые наши путь к спасению, скажи, были ли такие среди служащих?»

Что касается того, что Дин Эрмяо только что сказал, Линь Сижо лишь притворялась, что не верит. На самом деле, ей было очень любопытно, были ли достигшие бессмертия среди полицейских.

Если был, то это дед-наставник Линь Сижо, как Лу Бань у плотников. Позднее, прежде чем отправляться по рабочим делам, нужно будет возжигать благовония. Даже если дед-наставник не защитит, то уж храбрости точно прибавит.

Э… Что это за метания от одной мысли к другой, тоже стиль Чжэнь Хуаньти? С кем поведешься от того и наберешься, неужели это влияние Дин Эрмяо? Линь Сижо обратила на это внимание и невольно покраснела.

http://tl.rulate.ru/book/3873/103473

Переводчики: Arugula

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Комментарии

Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим