Готовый перевод Tilea’s Worries (ティレアの悩み事) / Тревоги Тилии: Глава 37

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Глава 37 – “Кэндзюцу-додзё Тилии!” (Начало)

________________________________

Ммм… Какая чудесная погодка. Пикник на природе под таким ясным, голубым небом – милое дело.

Сегодня мы с Тиму находимся на Равнинах Беруги. До этого я, в основном, общалась только с теми, кого более-менее знаю, вроде Извращенца (Нильсен) или Бел, но на сей раз собралось почти 500 членов Преторианской гвардии Тиму. Удивительно!

Это моя первая официальная встреча с «Родовой Гвардией». Кого-то из присутствующих я уже видела, кого-то – нет. Возраст гвардейцев сильно разнится – где-то от двадцати до пятидесяти лет…

Чего и стоило ожидать от Тиму – популярна среди людей всех возрастов.

Мысленно восхищаясь своей младшей сестренкой, я услышала топот ног, несущихся ко мне людей.

Хаа… Снова…?

– Тилия-сама, я так рад с вами познакомиться!

– Тилия-сама, во имя вас, мы проявим всю нашу доблесть!

– Тилия-сама, я последую за вами хоть на край земли!

– Ха-ха … я тоже буду рада снова увидеться с вами, ребята.

– Миледи, мы не достойны таких слов!

Подобный обмен фразами повторялся уже некоторое время.

Эти парни чрезмерно взволнованы!

Всякий раз, замечая меня, все они взволновано подбегают, чтобы пообщаться со мной.

И абсолютно каждый из них разговаривает, как чунибье. Блиин… в вашем возрасте неловкость бы испытывать, но нет… А я-то ошибочно считала, что Извращенец (Нильсен) – просто особый случай. Однако, думается мне, они тут все – одного поля ягоды.

– Ху-ху, их боевой дух резко возрос, поскольку они смогли встретиться с вами, Онэ-сама.

– Похоже на то. Кажется, они и правда заинтересованы моими техниками.

– Онэ-сама, я тоже, любой ценой, хочу увидеть, как вы разрубаете воздух на части.

– Уу… Я-, я попытаюсь, однако…

– Я и вся «Родовая гвардия» с нетерпением ждем этого…

Верно. Именно демонстрация моих техник Злого бога и стала причиной, собравшей всех здесь – на Равнинах Беруги. Членов Преторианской гвардии, похоже, сильно интересовали мои техники, в особенности моя смертоносная техника для катаны [Бэбан Стреш]. Темные подробности моей прошлой жизни, о которых я рассказывала во время того чаепития, были раскрыты им усилиями Тиму…

И вот во что все это вылилось!

Просьбы о демонстрации посыпались нескончаемым потоком.

По-видимому, они действительно хотят лицезреть мои техники!

Я бы и рада не раскрывать темные подробности своего прошлого посторонним людям, однако меня попросила Тиму, более того, она сама изъявила желание увидеть демонстрацию любой ценой. Как я могла отказать? Ведь меня так тронул ее энтузиазм. Похоже, я и правда питаю слабость к Тиму.

– Онэ-сама, как насчет этого места?

– Да. Пожалуй, тут меня не увидят посторонние люди, верно?

Я собираюсь показать смущающую часть своего прошлого, так что не хочу, чтобы меня увидел кто-либо, за исключением чунибье. По этой самой причине, покинув город, я и проделал весь это путь к Равнинам Беруги.

– Миледи. Разведка местности окончена – утечек информации быть не должно. Можете использовать свою силу, как посчитаете нужным.

Бел лично одобрил это место. Действительно, окружающие деревья надежно нас укрывают и рядом ни души – полагаю я могу не опасаться случайных свидетелей.

– Хорошо. Тогда на этом и остановимся.

Тиму, Извращенец (Нильсен) и все остальные не сводили с меня сияющих глаз.

Они что, настолько сильно хотят увидеть мои чуни-техники? Вы, ребят, действительно тащитесь с этого, я права?!

Прямо, как детишки, с нетерпение ждущие шоу любимого героя на крыше торгового центра. Насколько я слышала, члены Преторианской гвардии даже сна лишились в последние несколько дней – так были взволнованы. [1]

(Вздох)…Вы, ребятки, такие беззаботные. В последнее время я столько страху натерпелась, что стало казаться, будто нахожусь одной ногой в могиле. Как-никак, ресторану грозила долговая яма и, если б не помощь Ремилии-сан, нашей семье пришел бы конец. Прими дела скверный оборот, и мы с Тиму вполне могли оказаться в руках работорговцев…

Ну да ладно… Я ведь сказала им, что вопрос с долгом разрешился, так что, думаю, нет ничего необычного в том, что они не уделяют этому внимания. Правда, я умолчала о том, как конкретно мы разобрались с проблемой.

Не могу же я рассказать им, что мы ворвались в бандитское логово, избили всех до полусмерти, а потом разорвали договор. Не стоит поднимать эту тему – в чем смысл лишний раз пугать их этими подробностями?

Так что я, пожалуй, буду держать язык за зубами. Пусть Тиму и сказала в тот раз, что взорвет тех бандитов вместе с рестораном, однако, держу пари, внутри она тряслась от страха. Благодаря Ремилии-сан, негодяи оказались в руках стражи, и в ближайшее время, вероятно, на свободу не выйдут. Так что и угрозы для ресторана более не представляют.

Ах-! Все же лучше рассказать Тиму об этом. Что если она, на самом деле, все еще боится их возвращения?

– Тиму, я забыла упомянуть…. Те парни больше не вернутся в ресторан. Так что можешь вздохнуть свободно.

– Онэ-сама, а кого вы имеете ввиду под “теми парнями”?

– Ну же…те ростовщики, что заявились к нам в ресторан на днях.

– Ах, если вы говорите о тех людишках, что посмели проявить грубость по отношению к вам, Онэ-сама, то они уже пошли на корм для Гарган. Никого не осталось.

– П-, понятно… Корм для Гарган, хах? Н-, ну, если тебя это больше не волнует, то можно закрыть тему.

– Нет, есть кое-что, не дающее мне покоя.

– Так и знала! Тиму, все в порядке, понимаешь?

– Даже если вы можете простить это, Онэ-сама, то я – нет. Ведь в самом конце, я позволила их лидеру умереть легкой смертью.

– О-, Оу…? Как все было?

– Магическое заклинание Камиллы-сама не оставило от него и мокрого места. [2]

Извращенец (Нильсен) присоединился к разговору, дабы поддержать чуни-порыв Тиму. В каком-то смысле, я уважаю его за способность, вот так быстро развить чуни-фантазии.

– И мокрого места, хах…

– Да, Онэ-сама. Я намеревалась придумать для него наиболее жестокий способ казни, но, поскольку он проявил чрезвычайную трусость, я ненароком прикончила его.

– И правда, столь раздражющий, вплоть до своей смерти.

– Уу-у. Даже его умерщвление не принесло мне удовлетворения.

Тиму и Извращенец (Нильсен) принялись говорить на перебой. Ясно. Если она может говорить в столь жестокой манере, то, полагаю, недавние события прошли для нее без последствий.

– В общем, это – больше не проблема, Тиму.

Слава Богу. Все хорошо, что хорошо кончается, так?

Правда ее чунибье – уже другой вопрос.

– Ладно, тогда я, пожалуй, начну.

– Онэ-сама, один из членов «Родовой гвардии» любой ценой хотел бы скрестить с вами клинки. Вы не против?

– Х-, хмм.

Аа-а, насчет этого, они действительно упоминали, что в Преторианской гвардии есть талантливый мечник.

Они про него?

Если память мне не изменяет, Извращенец (Нильсен) говорил, что его зовут Мюхен и что он – воин чести.

– Мюхен, вам дано разрешение!

– Понял.

Из ряда гвардейцев вышел человек. Кажется, ему где-то за шестьдесят – множество морщин, испещряют его лицо, создавая образ, повидавшего многое, человека. Он не похож на чунибье.

– Тилия-сама, для меня честь встретиться с вами. Мое имя – Мюхен.

– Так значит – Мю. По-видимому, ты – лучший мечник «Родовой Гвардии», как-то так?

– Нет, что вы, ничего столь особенного.

О! Скромный. До этого я думала, что Преторианская гвардия полнится только чуни-хвастунами, так что подобный неожиданный поворот порядком меня удивил. У меня сложилось о Мю хорошее впечатление.

– Ну что ж, давайте приступим к нашему небольшому спаррингу?

– Миледи. Позвольте показать вам все на, на что я способен.

Мм, он ведет себя, как надлежит взрослому, разумному человеку. Может он и не чунибье вовсе, а действительно опытный мечник?

Н-, не… это – невозможно…

В конце концов, он остается приятелем Извращенца (Нильсен). Я проиграю, только если случится что-то невероятное. Будет лучше думать о нем, как о чунибье тоже.

Если он страдает от чуни-болезни, то несомненно – ненастоящий мечник. А рас уж мы оба – любители, то никаких проблем, с тем, чтобы немного побиться на каких-нибудь ветках, временами выкрикивая названия техник для создания атмосферы.

– Хорошо, в таком случае, Тилия-сама, прошу, используйте это оружие.

– П-, прости?

Извращенец (Нильсен) передал мне великолепный, завораживающий своим видом, клинок.

Ха-ха, да его проще простого было бы изъять в соответствии с законом «О холодном и огнестрельном оружии».

Честно сказать, не думаю, что в этом мире существуют синаи, однако… НЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ЖЕ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, НАСТОЯЩИЕ МЕЧИ? [3]

Не-не, я не могу, точно не могу! Это ж не шутки, понимаете? Я помру. Серьезно! Вот почему я терпеть не могу неконтролируемых чунибье!

– Эй! Нил, если мы воспользуемся подобным оружием, то кто-то и умереть может!

– М-, мои глубочайшие извинения – не подумал.

Извращенец (Нильсен) с сожалением на лице извинился. Пускай он и чунибье, но, если будет столь несерьезным, это может вылиться в проблему. К счастью, он вроде сразу все понял, а значит чуточку, но стал более зрелым.

– Хорошо, тогда возьмите это.

– П-, Прости?

Извращенец (Нильсен) непринужденно передал мне деревянный меч. То, что он чертовски твердый, можно сказать едва на него взглянув.

Он из дуба? Уверена, им с легкостью можно проломить голову.

– Ввиду моей оплошности с передачей боевого клинка, Тилия-сама чуть не убила драгоценного подчиненного.

– С-, серьезно, ты по-прежнему продолжаешь шутить?

– Н-, нет, ни в коем случае я…

– Нет, ты продолжаешь!

Эй, чистым попаданием деревянного меча, можно даже убить оппонента, понимаешь!

Хотя постойте…Разве Мю по-прежнему не с боевым мечом в руках?

Почему только мое оружие стало хуже?

Ты точно смеешься надо мной, Нил. Это – месть за то, что я тебя частенько ругаю?

– Хах, Онэ-сама имеет ввиду, что даже с деревянным мечом, все кончится смертью Мюхена.

– Понял. Тилия-сама просто-напросто слишком сильна.

Стоп, стоп, стоп... Что ты такое говоришь, Тиму? Ты хочешь смерти Онэ-чан? У Мю в руках настоящий меч, понимаешь?

– Хм…Полагаю, что-то подобного уровня будет приемлемым?

Тиму передала мне, случайно подобранную, ветку… которая выглядела так, будто готова моментально сломаться.

Ээ-э…?! Ты предлагаешь мне драться этим?

Я протестующе посмотрела на Тиму, но в ответ она вернула мне взгляд, полный доверия, уважения и…

…Ожидания. Тиму смотрела на меня с надеждой. Онэ-чан не может разочаровать свою младшую сестренку.

– Хм…Даже с этим, мне по-прежнему придется сдерживаться.

– Как и ожидалось от Онэ-сама. Мюхен – величайший мечник «Родовой Гвардии». В мастерстве владения мечом он не уступит даже генералу демонов Занзе. Мое сердце трепещет от волнения!

– АХАХАХАХА. Чего и следовало ожидать от Тилии-сама. Теперь, когда вы дали мне такую фору, я несомненно хочу нанести удар.

Ааааа, я совсем не повзрослела! Какого черта я творю? Поскольку я не могу разочаровать Тиму, мне остается только надеяться на здравомыслие Мю. Пусть он – чунибье, но ведь не станет же наносить настоящие удары, когда его оппонент с веткой? Правда? Нет, серьезно, моя жизнь от этого зависит, поэтому, пожалуйста, будьте со мной полегче.

________________________________________

[1] В анлейте было «a Hero Show on the roof of a department building». Анлейтер пишет, что скорее всего имеются ввиду шоу для детей и прочие мероприятия, которые проходили раньше (как сегодня с этим дело обстоит неизвестно) на крышах универсамов и торговых центров Японии. Перевел, взяв немного из его комментария.

[2] Вообще тут и кое-где в конце 36 главе было «magic bullets», что по идее нужно переводить как «магические пули». Но уж простите, мне это словосочетание не нравится. Во-первых, люди (демоны) в фэнтези мире, просто-напросто, не должны знать этого слова («пуля»). Во-вторых, на рисунке, приложенном к 36 главе (иллюстраций немного, но добавлю позднее – когда чуть обработаю) было изображении Тиму с заклинанием в руке, ну и по виду оно далеко от, по крайней мере моего, представления о пуле. Ну и в-третьих, не в рамках какого-нибудь техно-магического мира, данное словосочетание просто режет слух (по крайней мере мой). Поэтому я немного выкрутился, подведя все под универсальные слова – «Заклинание», «Магия» и т.п., дабы не слишком отклониться от истины.

[3] Ну, если вдруг кто-то не знает…Синай – бамбуковый меч. используемый для тренировок в японском искусстве кэндо.

________________________________________

http://tl.rulate.ru/book/3478/71282

Переводчики: Dayterias

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

Комментарии

спасибо за главу

violo 9.01.18 в 12:14 · # ·
0
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим