God and Devil World / Система Богов и Демонов: Глава 705

Китайский источник Перевод на русский

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 705. Прибытие в иной мир!
Вертя осколок снаряда в своих руках, Юэ Чжун думал:
«Что ж, хотя бы научно-технический прогресс этого мира не превосходит уровень из нашего».
Если бы здесь был более высокий уровень научно-технического развития, Юэ Чжун опасался, что его быстро могли бы вычислить и прижать к ногтю, если он не проявит максимальную осторожность.
Затем, не найдя ничего более привлекшего его внимания, он с помощью компаса выбрал себе направление и зашагал в ту сторону.
Он только сделал несколько шагов, как внезапно перед ним упал луч света, и из него возник человек в обносках.
Через мгновение вспыхнули лучи — стали вспыхивать один за другим, и вот уже вокруг целая толпа.
Тут же отступив на несколько шагов назад, Юэ Чжун выхватил меч Крокодилий Зуб и замер, настороженно следя за людьми.
Юэ Чжуну было известно, что, несмотря на то, что он был одним из сильнейших Эвольверов на Земле, с этим могли поспорить эти отшельники.
Немало Эвольверов скрывалось в горных цепях, охотясь на тамошних мутировавших животных, поднимая уровни и развивая навыки, в целом ведя аскетичный образ жизни. И подобных людей нельзя было недооценивать. Многие из них видоизменились, превратившись в странных созданий. Наверняка среди них были и те, для кого Юэ Чжун совсем не был помехой.
К тому же хватало и высокоуровневых Энхансеров, что не уступали ему в боевой эффективности, к примеру, Апостолы Райского Государства.
Лучи продолжали вспыхивать, и вокруг Юэ Чжуна оказывалось все больше и больше людей.
Юэ Чжун осматривал толпу, в которой люди начали понемногу приходить в себя.
Эти люди были перемещены сюда группами, которые насчитывали от нескольких человек до двадцати. Все эти люди различались возрастом, одеждой, полом и внешним видом.
Кто-то по виду был студентом или учеником школы, а кто-то обладал пестрой и необычной внешностью, выдававший в нем панка или рэпера. Также в толпе присутствовало шесть или семь негров и людей белой расы.
С видом паники и страха на лице люди начали в тревоге оглядываться.
Тут же негры и белые поделились на группы с одинаковым цветом кожи.
Высокий, мощного сложения парень с лицом, искривленным в ярости, громко воскликнул:
— Да где это я? Это что, опять одна из шуточек этого говенного бога?
Внезапно в группе молодых девушек, по виду учащихся, одна из них — практически подросток — с милым круглым личиком запищала от восторга и бегом бросилась к высокому, красивому на лицо парню.
— Цзян Люцань? Это Цзян Люцань из группы «Солнце востока»! Я твоя фанатка, можешь дать мне автограф?!
— Цзян Люцань? Это он?
— Люцань, я твоя почитательница, дай и мне автограф!
— Люцань, я люблю тебя!
И вот уже вся группа этих школьниц старших классов с сияющими от восторга глазами окружила парня.
До апокалипсиса группа айдолов «Солнце востока» из Южной Кореи была очень популярна в Китае, и подавляющее большинство их аудитории и фанатов состояло из женщин и девушек.
Один из мужчин, стоявший рядом с Цзян Люцанем, с холодом в глазах смотрел на этих потерявших всякое разумение старшеклассниц и затем с улыбкой произнес:
— Люцань, а ты и вправду популярен! Эти китаянки просто с ума по тебе сходят, да ты можешь их всех использовать, как только тебе захочется! Это ценный ресурс, дай-ка я поиграюсь с этими дурочками!
Цзян Люцань ответил, улыбаясь:
— Как пожелаете, господин Тай Юань!
После этого короткого разговора Цзян Люцань, не прекращая улыбаться отработанной улыбкой, начал общаться с девчонками.
Шум и быстрые движения привлекли внимание Юэ Чжуна, и он какое-то короткое время рассматривал группу девчонок-подростков, окруживших Цзян Люцаня, но затем с равнодушной улыбкой выбросил их всех из головы. Скоро эти дуры заплатят за сделанный ими выбор.
Эта суматоха привлекла немало внимания от других людей, и вот один из них, мужчина крепкого сложения, похоже, занимавшийся культуризмом, при виде этих пищащих фанаток облизал губы и с блестящими глазами пробормотал:
— Отлично! Эти девочки выглядят такими нежными и сочными!
Этот человек, не имевший никакой одежды на своем мощном теле, будучи полностью нагим, быстрыми, крупными шагами направился к девушкам. Ухватив одну прыгающую перед звездой, он с улыбкой сказал ей:
— Мелкая сучка, на колени и сделай дяденьке хорошо!
Так как после апокалипсиса моральные нормы уже не имели прежнего значения, этот сильный мужчина не обременял себя как ношением одежды, так и соблюдением иных моральных устоев.
Схваченная девушка забилась в испуге в его руках и стала испуганно кричать:
— На помощь! Люцань, спаси меня! Спаси меня, Люцань!
Чтобы поддержать свой авторитет, Цзян Люцань сделал шаг вперед сквозь окруживших его фанаток и обратился к мужчине:
— Господин, пожалуйста, прекратите ваше недостойное поведение!
— Ах, Люцань такой храбрый!
— Люцань, я люблю тебя!
— Когда придет мое время выходить замуж, я выйду за мужчину из Южной Кореи! У них настоящий мужской характер!
Фанатки сверкающими глазами смотрели на своего кумира, для них он сейчас был настоящим героем.
Голый мужик повернул в сторону айдола голову и с явно видимой злобой в глазах шлепнул его по лицу ладонью:
— Не отвлекай меня, ты, южнокорейская псина! Свалил от меня, быстро!
Этот шлепок кинул айдола на землю, и у того изо рта вылетели зубы и кровавые брызги.
Увидев это, господин Тай Юань с холодком в глазах взглянул на голого мужчину и взмахнул рукой, предлагая вступить в бой.
Не дожидаясь ответа противника, Тай Юань принял стойку из тхэквондо, взревел и на скорости, в несколько раз превышающей доступную среднему человеку, бросился на противника.
Видя, как движутся оба бойца, Юэ Чжун понял.
«Энхансеры!»
— Пшел отсюда! — Кулаки голого мужика понеслись к корейцу.
От двух ударов корейца подкинуло в воздух, перевернуло его там, и затем он рухнул на землю, где его вырвало кровью, и там же он и затих, не подавая признаков жизни.
Забив корейца двумя ударами, голый качок с неулегшейся яростью в глазах ухватил Цзян Люцаня за голову и, приподняв его, рявкнул тому в лицо:
— А ну, красавчик, на колени перед дяденькой, а не то дядя отвернет твою милую головку.
Со вспыхнувшим в глазах страхом Цзян Люцань, дрожа всем телом, как испуганная собака, опустился на колени перед голым мужичиной и, кланяясь, стал повторять:
— Прошу прощения у господина, прошу прощения у господина. Не убивайте меня! Не убивайте!
В отличие от этих старшеклассниц, что не испытали всех жестокостей мира после апокалипсиса, Цзян Люцань отлично знал, что бывает с обычными людьми, если они выступают против Энхансеров.
— Люцань?!
— Люцань!
— …
Эти девочки-фанатки при виде своего кумира, униженно молящего голого дикаря о пощаде, испытали сильную боль в сердце от крушения своих устоявшихся представлений об окружающем мире.
Одна из них, с милым личиком, бросилась к этому голому мужику:
— Не смей обижать Люцаня, мерзавец!
Эти подростки переживали период подросткового бунта и были в мыслях и намерениях намного чище и неопытней взрослых, для этой девочки было нестерпимо видеть, как оскорбляют её кумира.
Качок расхохотался грубым смехом и посмотрел в глаза фанатке:
— Ха, постреленок, да ты, похоже, и понятия не имеешь, кого ты взялась защищать! Забавно, придется мне преподать тебе несколько уроков о жестокости нашего общества! Эй, Цзян Люцань, раздень её и поставь передо мной на колени! Будет сопротивляться, сломай ей ноги!
Побледнев от услышанного, фанатка попятилась назад на несколько шагов, но, собравшись с духом, сказала:
— Люцань никогда такого не сделает!
Но Цзян Люцань, стараясь не смотреть ей в глаза, тут же прямо с земли кинулся на неё и стал срывать с неё одежду, рвя ткань на куски.
Вскоре на девушке остались только лифчик и трусы.
Цзян Люцань, обликом теперь схожи скорее на злого беса, чем юного героя, громко проревел:
— На колени! На колени перед господином! Или я тебе ноги переломаю!
Ради выживания Цзян Люцань решил предать доверие своих фанаток, тем более они все равно были для него никто.
Девушка неверяще смотрела на своего кумира и чувствовала, как в каком-то укромном уголке её нежного сердца рушится бережно хранимый образ. Это ради него она дни напролет спорила с его противниками. Даже если бы он на глазах у свидетелей пнул беременную женщину в живот, она все равно встала бы на его сторону. Стоило только её друзьям сказать о нем что-то нелицеприятное, как она тут же рвала с ними отношения. Да ради его жизни она не пожалела бы своей, схватившись с его обидчиком лишь бы защитить Цзян Люцаня. Но превращения витязя в беса, принуждающего её к бесчестью, повергло её в отчаяние.
С глазами, в которых считалось только отчаяние и полное отсутствие связных мыслей, она рухнула на колени перед голым мужиком.
— Лань Лань, нет! Цзян Люцань, ты, ублюдок!
— Выродок!
— …
Девушки начали громко выкрикивать оскорбления в сторону Цзян Люцаня.
Голый мужик просто залился смехом от этого зрелища:
— Ха-ха-ха! Отлично! Цзян Люцань, ты справился! Ну-ка подержи её, пока дяденька будет с ней знакомиться поближе! Оттого что её держит её любимый айдол, она наверняка испытает еще большее возбуждение! Ха-ха-ха!
Цзян Люцань только и делал, что согласно кивал головой и бормотал:
— Да! Да! Я буду её крепко держать! Крепко-крепко!
Во взглядах окружающих, направленных на Цзян Люцаня, осталось только презрение.
— Хватит галдеть, вы мне мешаете думать.
Кто это сказал? Это сказал Юэ Чжун, пытавшийся собраться с мыслями.
Голый культурист, нахмурившись, повернул голову в сторону, откуда донесся этот голос и уставился в направленное ему в голову дуло Стингера. Качок ощутил на шее ледяное дыхание близкой смерти и с деланным смехом и фальшивой улыбкой поспешил произнести:
— Прошу прощения! Прошу прощения!

Big_Brother 27.06.17 в 23:02

Минутку...