Готовый перевод 火刑戦旗を掲げよ! / Под истлевшим флагом!: Пролог: Фестиваль священного пламени

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)

В центре наваленных в кучу горящих дров был прикован к столбу железными цепями мужчина. Это сожжение на костре. Смертная казнь. С потрескивающим звуком пламя все усиливалось. Тело будет испепелено, а жизнь — отнята.

Зрители были очень взволнованы. Пожилые и молодые, мужчины и женщины, богатые и бедные, все из них вопили, широко открыв глаза. Среди такого немыслимого зрелища только у троих выражения лица отличались от остальных.

— Пламя вздымается! Это священное очищение преступника!

Это один из них. Одетый в роскошное православное одеяние средних лет толстый мужчина стоял на трибуне, произнося у всех на виду эти слова.

— Этот мужчина посягнул на жизнь нашего милосердного священного героя. Это все проделки дьявола, и этот ведьмак — наилучшее тому доказательство! Наша грусть — печаль Бога! Наша злость — гнев Бога! Это правосудие!

Рьяно жестикулируя, его пот и слюны разлетались по сторонам, но несмотря на это, из его уст непрерывно вылетали слова. Это еще сильнее возбуждало зрителей этой сцены.И даже отчаянные крики при порывах ветра стали сливаться воедино с возгласами людей. Ужасающий фестиваль. Если бы существовали собрания для восхваления демонов, то, непременно, этот фестиваль считался бы одним из них.

Среди тех трех людей была девушка, которая смотрела на всю эту сцену откуда-то сверху. Она наблюдала из окна второгоэтажа здания — наиболее подходящим для наблюдения за большой площадью.Смотря на эту сцену бледным лицом она слабо подрагивала, не в состоянии даже моргнуть. На ней было надето роскошное высококлассное платье. Украшения, как и платье, были такого же уровня. Округа была оцеплена охраной из рыцарей.

— Взгляни, Боже, и благослови принцессу, которая наградила нас почестями за поимку ведьмака и раскрытия его замыслов! Благослови эту мудрую и решительную девушку, которая потеряла своего любимого героя!

С еще более пылким ревом он повернулся в сторону того окна. На девушку нахлынуло сильное чувство страха, и она чуть подпрыгнула. Ее поблекшие зрачки расширились до идеального круга, а крепко сжатые губы окрасились в пурпурный цвет.

—Э…это все из-за меня…? — совсем без голоса пробормотала она. Находясь перед таким пеклом, даже капля пота не стекала с ее лица.

— Все из-за меня…нет, не может быть… — продолжала говорить она в пустоту. Рядом не было никого, кто мог бы услышать ее.

С трудом вдыхая воздух, она, ничего не понимая, попятилась назад пока не споткнулась об свои ноги.

— Не может быть…такое ужасное чувство…

Если бы до последнего, третьего, человека дошли ее слова, возможно, он пришел бы в бешенство. Им была девушка, прижатая одним из рыцарей щекой к каменному полу возле горящего костра. Одежда ее была похожа на прикид обычной деревенской девушки, однако ее мощное телосложение говорило о том, что она далеко не дилетантка. Подле нее лежал ее часто используемый меч. Ее красные широко раскрытые глаза обливались кровью, а сжатые друг к другу зубы сжимались со скрипом. Ее смугловатое лицо выражало всю ненависть. Серебристого цвета волосы отражались цветом пламени. Судя по всему, она представительница редкой расы.

Эта девушка была единственной в том месте, кто собирался спасти мужчину из-под огня. В итоге произошло это — не способная двигаться девушка могла только наблюдать за тем, как он сгорает. Похожая на преисподнюю сцена, где все зрители вступали в пляс, пылала в ее душе.

И вот…еле виднеющийся черный столб в самом пекле пламени в конце концов развалился. Толпа закричала от радости, раздались топоты. Ее тело дрожало, а толпа радовалась смерти мужчины. Девушка не могла проронить и слова.

— Оо, правосудие настигло его! Благодаря нашему огню ведьмак был убит!

Этот мужчина в одеянии, стоявший перед людьми, был словно дирижер, управляющий оркестром.

— Сегодня, именно сегодня наступила священная дата. Пойте, дети Бога нашего, и празднуйте. Все трудности, через которые мы прошли до этого дня и до этого часа, уже в прошлом! Давайте же, поднимем наши чаши!

Люди в робах распределили каждому человеку по чашечке сакэ. Вся атмосфера превратилась в настоящий фестиваль. Нет, на самом деле это изначально был фестиваль.

Огонь со временем стих и на то пустое место расположился музыкальный оркестр. Все пели и танцевали, и, не зная, куда деть всю их энергию, они продолжали веселиться до темной ночи.

Смерть одного человека…Это был грандиозный фестиваль до и после его смерти. Весь город, словно единое целое, возносил победную песню в небеса.

Во время всего этого, несколько черных линий простирались от города до его границы — это были воды водостока и канализации. Сливаясь, они образовывали еще большее течение, и, собирая разбросанные кусочки еды, в конечном счете достигали океана. Течение было спокойным.

Под водой, поверхность которой отражала даже ночное небо, рыбы, темнее, чем цвет ночного пейзажа, что-то поедали. Плавая и глотая еду там и сям, их было бесчисленное количество. То, что они ели, имело цвет древесного угля. Это было тело мужчины, брошенного словно ненужный мусор.

Собравшиеся в стаю рыбы, съели практически все, не оставив и кусочка от того человека. Вежливо с их стороны. Они закончили с ним и через некоторое время они начали ходить! Один за другим из воды показались силуэты с выросшими ногами. Эти рыбы имели довольно плохо выглядящую пару лап. Пошатываясь, они вышли на берег и стали протискиваться сквозь травы. Чем дальше они отдалялись от воды, тем быстрее они становились. Поначалу они были похожи на плохо эволюционировавших рыболюдов, но, чуть спустя, они стали походить больше на черных крыс. Рысью они бодро поднялись по берегу.

Пройдя под лунным светом словно дуновение ветра, очищающего земную пыль, они преодолели равнины и горы, и в конце концов зашли в лес. Не обращая внимания на присутствие других зверей, они стремглав проникли в какую-то сомнительную и очень страшную пещеру. Там, в глубине, мерцал кусочек огненного света. Не издавая и звука, маленькие темные кусочки потоком ринулись к печи, сверху которого стоял кувшин. Запрыгнув в него, кто-то запел хриплым голосом:

— Сколько лет тебе, сгоревшая душа…покойся с миром, сгоревшая душа…

Тень приняла форму человека и будто бы разорвалась на кусочки.На ее месте появился маленького роста человек, низко надвинувший капюшон на глаза. Он наклонился к печи, и тут же пробудился таинственного зеленого цвета огонь, который целиком окутал кувшин.

— Кровь — это знание…Красное — это проклятье…добро и злоба…связь и разрозненность.

С вспышками цвет огня сменялся с зеленого на синий, с синего на фиолетовый и с фиолетового на желтый. Темнота внутри кувшина закипела. Однако то, что кипело, не было горячим, а значит это было что-то необычное, как и огонь, окутавший его. Это магия. Наконец песнь закончилась, огонь стих, а кувшин треснул. Грязная жидкость вытекла из кувшина, и человек налил ее в бутыль.

Мир продолжил свою обычную жизнь. Занавес этой истории открывается.

http://tl.rulate.ru/book/13365/259027

Переводчики: DoubleLatte

(Ctrl + влево) Предыдущая глава   |    Оглавление    |   Следующая глава (Ctrl + вправо)
Сказали спасибо 16 пользователей

Обсуждение:

Всего комментариев: 4
#
арт с какого произведение взяли? в личку напишите
Развернуть
#
С которого переводил, с того и взял
Развернуть
#
Интрига, интерес.. ждем-с продолжения
Развернуть
#
Спасибо!
Развернуть
Чтоб оставлять комментарии Войдите или Зарегистрируйтесь
Возможность комментировать данный ресурс ограничена.
Настройки

Готово:

100.00% КП = 1.0

Скачать как .txt файл
Скачать как .fb2 файл
Скачать как .docx файл
Скачать как .pdf файл
Ссылка на эту страницу
Оглавление перевода
Интерфейс перевода
Инструменты
Скрыть инструменты     Ночной режим